А мы с тобой, брат, из Афгана

Афганская война оболгана, унижена и незаслуженно забыта. Пора восстановить справедливость и по достоинству оценить жертвенный подвиг солдат, геройски сражавшихся в чужих горах ради спасения своей Родины.

историков, объявивших эту войну "преступной", нужно карать как фальшивомонетчиков. Так считает бывший офицер разведки спецназа ГРУ, кавалер двух орденов Красной Звезды, ныне председатель Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы - "Инвалиды войны", член Российского оргкомитета "Победа", доктор юридических наук Андрей Чепурной.

Андрей Геннадьевич, что так встревожило ветеранов афганской войны, почему вдруг опять заныли старые раны?

Андрей Чепурной: Казалось бы, в юбилейный год Великой Победы надо особенно бережно относиться к истории. Но вслед за героями-фронтовиками волна клеветы докатилась и до нас, солдат Афгана. Горько и обидно, когда люди, не нюхавшие пороха, пытаются судить и осудить тех, кто сражался, выполняя приказ Родины, за пределами своей страны. Нам трудно понять, почему в иных СМИ, в эфире, в бездарных поделках с претензией на литературу звучит обвинение: "Преступная советско-афганская война". Объявить "преступной" имеет право только суд, как, например, Нюрнбергский трибунал. Не знать этого и спекулировать на увечьях людей позорно. Нашему поколению не стыдно за наши дела в Афганистане, мы были верны присяге на верность Отчизне, честно выполняли свой солдатский долг.

Вам самому довелось хлебнуть той окопной каши?

Андрей Чепурной: Да, я два года "с хвостиком" воевал в Афгане. Командовал разведротой, был начальником разведки батальона спецназначения Главного разведуправления. Дважды был ранен. Выжил. Борзые охотники за некой скандальной "правдой" все ищут, сколько наших солдат сбежало или попало в плен и перешло на сторону врага. Не скрою, были случаи и малодушия, и трусости, находились и отщепенцы. Но это единицы, в семье, говорят, не без урода. В составе Ограниченного контингента советских войск за 10 лет прошли службу около миллиона солдат и офицеров, и они покрыли себя славой, а не позором. Однажды наш 334-й отряд спецназа ГРУ пережил трагедию в Мараварском ущелье, потеряв в бою сразу более 20 человек погибшими. Лейтенант Николай Кузнецов, оставшись один в окружении моджахедов, взорвал себя вместе с ними. У кого повернется язык сказать, что это "эпизод преступной войны"?

Что было с теми, кто попадал в плен?

Андрей Чепурной: Не покоряющихся сразу расстреливали, кто колебался, заставляли учить Коран и принимать ислам, давали свои имена. Но чаще всего просто жестоко издевались, привлекая к бесчеловечным пыткам своих женщин и даже детей. Все, кто служил на афганской земле, знают об этом. В 1985 году пленные советские солдаты подняли восстание в лагере "Бадабер", погибли все, но унесли с собой жизни 120 моджахедов и склад боеприпасов. После этого у душманов вышел приказ: "Шурави в плен не брать".

По поводу количества погибших и пропавших без вести по сей день ведутся споры и даже спекуляции, называют противоречивые, подчас какие-то невероятные цифры. У вас есть выверенные данные о боевых потерях?

Андрей Чепурной: Цифры действительно менялись, потому что открывались все новые данные о погибших и исчезнувших в безвестности. По воинскому контингенту погибшими изначально считались 13,5 тысячи человек, постепенно эта цифра перешагнула за 14 тысяч. Но на афганской земле были не только военнослужащие, а также и гражданские люди. Прокладывали дороги, энерго- и трубопроводы, строили мосты, школы, больницы, предприятия, работали советниками. И среди них тоже были погибшие. С учетом всех известных на сегодня потерь мы считаем погибшими в ходе афганской войны более 15 тысяч человек.

Можно понять чувства людей, прошедших через этот ад. Поэт-фронтовик написал когда-то пронзительные строчки: "Болит нога, которой нет"... Так и любое обидное слово об Афгане обжигает, словно открывшаяся рана. Но вот ныне вы уже руководитель крупной общероссийской организации, член Оргкомитета "Победа", ученый, доктор наук. С высоты прожитых лет как оцениваете тот "афганский поход" - это лишь трагическая ошибка высших советских властей или что-то большее?

Андрей Чепурной: Я убежден, что афганская война была неизбежной и даже оправданной. Потому что иначе нам пришлось бы воевать уже на своей территории. Те ударные отряды агрессии, которые теперь стали известны как "Аль-Каида", "Талибан", радикальный исламский ваххабизм, США начали создавать сразу, как проиграли вьетнамскую войну. Они, а не мы подготовили переворот в дружественном СССР Афганистане. Король был свергнут, но "американизации" страны не случилось. Более того, вождь победившей партии Тараки обратился к Брежневу с просьбой ввести в Афганистан советские войска, чувствовал, что за его спиной плетут заговор. Однако реакция была отрицательной, ему обещали лишь экономическую помощь. Но вскоре Тараки был убит, к власти пришел откровенно проамериканский Амин. Стало ясно, что у южных советских границ будут развернуты базы США, а кровавая исламистская экспансия захлестнет наши среднеазиатские республики, создав реальную угрозу всей стране. Ввод Ограниченного контингента стал единственной альтернативой, чтобы упредить эту грозившую опасность.

Как говорится, и ежу понятно, что лучше тушить огонь подальше от родного порога, чем ждать, пока полыхнут твои стены. Откуда же взялось это лукавое и обидное клеймо - "преступная война"?

Андрей Чепурной: А вы вспомните, кто его навязывал. Алчные силы, уже готовые рвать страну на части, те, кто на солдатской крови делал себе имя и карьеру. Это был их козырный туз в рукаве при большой игре, кончившейся развалом СССР. Крикливые тетки таскали по Москве фанерный гроб с прибитой сверху солдатской фуражкой, а потом организаторы "антиафгана" заняли теплые местечки и депутатские кресла. Афганская кампания оказалась оболганной, униженной и незаслуженно забытой. И что обидно, иные "продвинутые" историки и беллетристы вместо правдивого исследования той далеко не худшей страницы в биографии страны все источают лишь нудный стон на одной и той же надрывной ноте. Давным-давно Мигель Сервантес, автор "Дон Кихота", сказал, что лжеисториков надо карать как фальшивомонетчиков - они оставляют ложный след в истории. Думаю, гениальный испанец был прав.

Теперь опять полыхнул опасный пожар у наших границ, уже на Украине. Что думаете по этому поводу?

Андрей Чепурной: Кто прошел Афган, тому объяснять не надо: почерк знакомый. Тогда вдоль всей афганской границы на пакистанской стороне была создана густая сеть лагерей по подготовке боевиков. В нищей стране набрать авантюристов не проблема: яркая реклама обещает обувь, обмундирование, сытую кормежку и деньги. Человек подписывает контракт - и он в ловушке, потому что иначе ему не расплатиться по гроб жизни. Эти душманы и несли смерть в афганские горы.

Что мы видим теперь? Точно такие лагеря создаются вдоль российских границ в бывших прибалтийских республиках, где экономика рушится, население нищает, люди бегут на заработки. На очереди - создание американских баз в Польше, Болгарии, Румынии. Зачем? Придет час, и это пушечное мясо бросят против нас, вполне вероятно - под предлогом "добровольной" помощи Украине.

Настоящей бедой для нас стал поток наркотического зелья из Афганистана.

Андрей Чепурной: Пока мы там стояли, удавалось сдерживать наркотрафик вдали от России. Была и естественная преграда - бурная Амударья, которую преодолевать опасно, а мост всего один, в Хайратоне. Когда мы ушли, американцы навели армейским способом еще восемь понтонных мостовых переправ - вези бесконтрольно, без досмотров героин прямиком в сторону России. По свежим данным госнаркоконтроля, у нас за год от передозировки погибает около 30 тысяч человек. Без единого выстрела! Вот и сравните: за десять лет войны в Афгане было потеряно наполовину меньше.



Правда, были еще и десятки тысяч раненых. Какими цифрами исчисляются эти потери?

Андрей Чепурной: К окончанию боевых действий инвалидность получили 32 тысячи человек. Но потом эта цифра тоже росла, затем к ней добавились получившие ранения в первой чеченской кампании. В итоге на начало 2000 года министерство труда и соцзащиты установило численность инвалидов боевых действий около 120 тысяч человек.

Ваша организация вобрала в себя всех инвалидов локальных войн и военных конфликтов?

Андрей Чепурной: Законодатель не ведет раздельно учет по категориям инвалидов, и мы тоже перестали это делать. На сегодня пенсии и пособия по возмещению вреда жизни и здоровью вследствие военной травмы получают, по данным Пенсионного фонда, около 200 тысяч человек.

Чем располагает ваша организация для оказания помощи ветеранам-инвалидам, доходит ли помощь до тех, кто живет не в столице, а в регионах?

Андрей Чепурной: Мы охватываем всю территорию страны, в каждом регионе есть наши представительства, в 52 субъектах созданы реабилитационные центры, реабилитационно-отборочные комиссии решают проблемы, связанные с оказанием социальной, психологической, юридической и медицинской помощи. Если инвалиду требуется специализированное лечение, то его либо направляют в Москву, в медучреждение нужного профиля, либо в наш подмосковный Центр восстановительной терапии им. Лиходея. В нем бесплатно проходят реабилитацию от 5 до 6 тысяч инвалидов и членов их семей в год.

А там, где пока нет реабилитационных центров, инвалиды могут получить помощь, прежде всего медицинскую?

Андрей Чепурной: С 1 января 2015 года вступил в полную силу Федеральный закон N 442, который взял под защиту инвалидов военной травмы. Прежде были трудности. В местах, где нет наших центров, нагрузка ложится на местные органы власти. Для них это лишняя головная боль, поэтому, знаете, мол, вот если нам дадут команду "сверху"... А теперь уже не отвертишься. И регионы пошли навстречу, помогают создавать такие центры, определяют некоммерческие организации, которые будут получать госсубсидии и гранты на оказание услуг инвалидам.

При строительстве жилья учитываются проблемы инвалидов, особенно тех, кто фактически прикован к инвалидной коляске?

Андрей Чепурной: Мы строили даже специальный городок для инвалидов-спинальников. Отдельные коттеджи с такой планировкой, чтобы можно было заехать на коляске на любой этаж. Получается, конечно, дороже, зато есть все условия и инфраструктура рядом. Но с чем столкнулись? Дали инвалиду такой коттедж, а он его тут же продал. Я приезжаю посмотреть и вижу, как упитанный, розовощекий "новый русский" въезжает в дом по пандусу прямо на джипе, говорит: "Вот классно!".

На первых порах были большие проблемы с колясками - они то не подходили инвалидам, то подводило никудышное качество. Что-то изменилось?

Андрей Чепурной: Органы соцзащиты приняли решение, но, к сожалению, опять половинчатое. Теперь разрешено, что инвалид может сам выбрать себе коляску. Но цена ограничена 50 тыс. рублей. А нормальная, многофункциональная коляска, не импортная, а нашего производства, стоит 100 тысяч, дешевле просто не сделаешь. За 50 тысяч привозят китайские, очень плохие, у них быстро ломаются колеса. А новое колесо стоит уже около 30 тысяч. Такая вот демпинговая хитрость, вроде дешево, а по сути - как у Пушкина: "Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной".

Что и говорить, наши чиновники - большие мастера по части не как сделать человеку лучше, а как бы сэкономить на нем, хоть по мелочи, но урвать что-нибудь...

Андрей Чепурной: Очень обидно за матерей погибших. Чиновники внесли такую сумятицу, что на встречах бывает стыдно смотреть в глаза этим обездоленным женщинам. В законе записано, что при потере кормильца семье выплачивается пенсия 14 тысяч рублей. Прямо скажем, убогая "компенсация". Так мало этого, осиротевшая мать приходит, а ей дают только половину - 7 тысяч.

Почему?

Андрей Чепурной: Когда ребята стали погибать в Афганистане, установили и пенсию по потере кормильца, имея в виду - семье погибшего. Но в жизни все оказалось сложнее, на иждивении были и мать, и отец, а они разошлись и живут в разных местах. Почему одному дают, а другому нет? В закон внесли поправку: пенсия из расчета на каждого члена семьи. Так чиновники что сделали? Они посчитали членом семьи и самого погибшего. Бред полный, потому что если человек погиб, его нет, он что, с того света должен исполнять дурные порядки? Но матери так и говорят: семь тысяч тебе, а семь за твоего сына забираем в доход государства. Какой идиот мог придумать такое кощунство? В конце концов, существует наследственное право, и если человек уходит из жизни, его средства и имущество переходят родственникам, а не чинушам. Это чистой воды беззаконие. Тем не менее оно процветает.

На таких "умников" у нас существует судебная власть. Пытались в судебном порядке отстаивать ущемленные права матерей?

Андрей Чепурной: Пытались, но в каждом субъекте суды выносят разные решения. В одних - в пользу матерей, в других - "в доход государства". Дошли до Конституционного суда, он сказал: нужен новый закон, который урегулирует ситуацию. Обратились в министерство обороны, оттуда пришел ответ: вы знаете, так сложилось, практика существует на протяжении многих лет... Но это порочная практика. Поставьте себя на место несчастной матери, сначала у нее сына отобрали, а потом еще и деньги.

Чудеса, да и только. Не такие уж великие суммы и не такое в стране количество пока еще живых отцов и матерей погибших солдат, чтобы вот так скаредничать и отбирать у несчастных последние жалкие гроши, оставляя им лишь боль утраты.

Андрей Чепурной: Калечат души людей. Мать в законе прочитала, ей сказали: идите, вам положены 14 тысяч рублей. А дают 7. Неужели государство таким непристойным способом может пополнять свой бюджет? И сколько ни бьемся - никак не пробить чиновничье равнодушие. Все надеемся, может быть, к юбилею Великой Победы сделают подарок?

Как готовитесь встречать юбилей, что планируется к этой дате?

Андрей Чепурной: По плану Оргкомитета "Победа" и у нас много мероприятий. Одно из главных - мы проводим патриотический марафон инвалидов-колясочников по памятным местам боевой славы Великой Отечественной. Нынче он пройдет по маршруту Ростов - Луганск - Донецк. Сейчас идет акция по сбору гуманитарной помощи этим осажденным украинским городам. В канун 9 мая туда выедет наша творческая бригада, будем поздравлять живущих там ветеранов, вручать им юбилейные медали, памятные знаки, подарки. Гуманитарный груз перевезем в Ростов, там будет сформирована колонна примерно из 15 большегрузных "КАМАЗов". После 9 мая марафон пройдет по городам воинской славы и городам-героям Москва - Калуга - Тула - Воронеж - Белгород - Курск - Орел - Брянск. В ходе марафона около 30 наших инвалидов-колясочников готовятся личным примером отношения к жизни подбодрить попавших в беду людей и показать, что можно преодолевать любые тяготы и препятствия.

Автор: Борис Ямшанов, РГ

Автор: 
11.10.2017

Похожие записи